Я не помню этого, поэтому не могу сказать, что на самом деле является правдой. Спустя год после того, как отец женился на матери она потеряла первенца. Врачи сказали, что другого уже не будет. Как вы можете себе представить, узнать подобное было невероятно тяжело и мать сказала отцу, чтобы он нашёл себе другую жену, которая сможет родить ему мальчика. Мой отец любил её и остался с ней. Но их покойный сын будто тенью стоял между ними - это замечали даже незнакомые люди.

    Мать рассказывала такую историю: Однажды, когда весна сменяла зиму, отец помогал соседу починить его сарай, в то время как она занималась дома вязанием. Услышав крик, доносящийся из леса позади дома фермера, и не дожидаясь пока отец вернётся, она вышла на улицу посмотреть, что это было. Сразу за полосой деревьев в поле зрения дома она нашла меня, лежащим в свежевыпавшем снегу. Голое, дрожащее и близкое к смерти дитя. Вокруг не было никаких следов. У меня были русые волосы и бледные глаза. Она подумала, что я был призраком её первого сына. Она назвала меня в его честь, воспитывала меня как родного и, когда за мной так никто и не пришёл, они с отцом сделали меня своим сыном. 

    В тех лесах обитали волки, которых иногда можно было услышать, но редко увидеть. Они выли, но не подходили близко. Однажды вечером мы с отцом были на заднем дворе, неподалёку от кустов с ягодами. Подняв глаза он увидел группу чёрных сутулящихся фигур со сверкающими глазами, глядящих на нас из-за деревьев. Он укутал меня, встревожив своими слезами, и быстро отнёс внутрь дома. У него было ружьё - охотничья винтовка его отца - но он никогда никого из неё не убивал, а мать никогда не касалась её. Достав её с верхней полки шкафа, он вышел из дома и взвёл её. К тому моменту чёрные фигуры со сверкающими глазами уже исчезли.

    Спустя несколько месяцев мать как-то проснулась, почувствовав холодный ветерок, завивающийся вокруг её пальцев, и запах свежескошенной травы, наполняющий комнату. Она выглянула из комнаты и увидела, что задняя дверь, ведущая на кухню, была открыта. Солнечные лучи проникали в дом. Тяжело дыша она вскочила с кровати, чтобы проверить мою колыбель, но меня уже не было. Своим криком она разбудила отца и, быстро накинув одежду, выбежала на солнце. Ослеплённая, кричащая и плачущая, она устремилась к лесу. Остановившись у места где листья деревьев откидывали тень на землю она начала смотреть и прислушиваться. Отец с винтовкой стоял позади неё.

    Было спокойно и тихо. Лес был тих, как никогда.

    «Нам понадобится помощь в поисках», - прошептал он. «Нам потребуется десять, возможно, пятнадцать человек».

    «Нет», - прошипела она. «Я не буду ждать. Мы должны разыскать его прямо сейчас». 

    Она посмотрела направо, в сторону небольшого холма, на котором росли три бука, и начала медленно двигаться в его сторону. Отец наблюдал. Далее она остановилась и снова прислушалась. Жалобный вой, а затем спокойное дыхание. Она жестом показала отцу подойти ближе, медленно приближаясь к источнику звука. В логове на другой стороне холма, на куче тряпок, удобно устроилась белая волчица, кормящая своё потомство: троих крохотных белых щенков и меня – тёплое волчье молоко наполняло мой голодный ротик.

    Отец взвёл ружьё, но мать остановила его. «Нет», - сказала она. И как только она произнесла это ещё три волка возникли из-за деревьев. Отец опустил ружьё, и они вдвоём начали медленно пятиться назад, наблюдая за пристальным вниманием зверей. Выйдя из леса отец повернулся и спросил: «Что же мы будем делать?».

    «Мы подождём», - сказала моя мать. «Я подожду. Они не причинят ему вреда. Если бы они хотели это сделать, - то уже сделали бы это». Она повернулась к отцу и сказала: «Она видела моё лицо, а я видела её».

    «Они – животные», - прошипел он. «Наш сын, он что - тоже животное?».

    «Мы все животные», - ответила она. «Я подожду».

    Следующим вечером мать готовила на кухне ужин, переговариваясь с отцом в другой комнате, когда вдруг осознала, что находится в доме одна. Он тихо выскользнул в дверь позади неё. Внезапно она услышала выстрел, потом ещё один. Стремительно выскочив из дома и увидев, как он, шатаясь, выходит из леса и падает на землю, она закричала и подбежала к нему. Его лицо и шея были истерзаны, тело неистово дрожало, а кровь била из него струёй. Понемногу конвульсии замедлились, а затем и вовсе прекратились. Он умер.

    По всему лесу позади неё раздавался вой. Мать развернулась и побежала к логову, чтобы найти женщину не похожую на женщину: женщину с длинными русыми волосами и восемью сосками. Та была подстрелена в плечо, а её щенки скулили и удивлённо кружили вокруг неё и меня. Женщина увидела мою мать и натянула поверх себя тряпьё, которое оказалось блузкой и юбкой моей матери. Мать подошла к ней, опустилась на колено и разорвала юбку, чтобы прочистить и перевязать рану. Она накормила щенков тёплым козьим молоком и сходила за водой и едой для них. Всю ночь она оставалась с женщиной, а потом приходила со мной, день за днём, пока однажды логово не опустело. Волки скрылись.

    Я не помню этого, поэтому не могу сказать, что на самом деле является правдой. Но я точно знаю одно: когда, спустя многие годы, моя мать скончалась, я преклонил колени перед её постелью и закричал, волки в лесу завыли вместе со мной.